ПОДЕЛИТЬСЯ

Ясное дело, речь пойдет не о зубах — вы ведь все-таки читаете автомобильный журнал. Хотя отдельным личностям не помешало бы озаботится их сохранностью по одной простой причине – «за базар» нужно отвечать, особенно когда выносишь его на суд общественности.

В наш век информационных технологий, когда горячая новость успевает устареть за то время пока вы выпиваете чашку утреннего кофе, с каждым днем становится все сложнее разобраться, где правда, а где досужие домыслы. А уж выудить достоверные факты из шелухи вообще непросто. Сейчас все живут по принципу — кто раньше встал, того и тапки. То есть кто раньше что запостил в соц.сети, тот и герой дня. Так, на исходе 2016 года в Интернете появились «вирусные» ролики, в которых некие находчивые ребята, мнящие себя «экспертами», вооружились октанометрами «Октис-2» и устроили рейд по АЗС. Выводы их были безжалостны. Что-то вроде: «Народ, нас опять дурят! Мы заливаем в свои бензобаки ослиную мочу, за которую платим нехилые бабки!» Народ повелся и начал «закипать». И тут свой ход сделали сотрудники компании «Газпромнефть—Казахстан». Дабы в очередной раз доказать, что их система контроля качества топлива сбоев давать не может, они пригласили журналистов и блоггеров в пресс-тур на свою нефтебазу.

Тем промозглым зимним днем мы бродили по территории нефтебазы часа три — удивлялись размерам, присвистывали от объемов поставок и продаж, задавали заковыристые вопросы. Под конец сдались даже самые назойливые — ну нет тут лазеек, система контроля качества поставлена добротно. На «Газпромнефть—Казахстан» она пятиступенчатая. Первая проверка проводится перед отпуском нефтепродуктов с Омского НПЗ. После того, как нефтепродукт залит в вагоно-цистерны, происходит опломбирование. Всю дорогу до нефтебазы в Казахстане вагоны сопровождают ребята из охранной службы. Уже непосредственно на нефтебазе в первую очередь проверяется наличие пломб, и только при их наличии и целостности вагоны вскрываются и берется проба продукта. То есть проводится вторая проверка качества топлива.

Следующий этап — слив топлива в резервуары. Резервуарный парк нефтебазы, которая, к слову, занимает территорию 6.4 га, состоит из двух групп: первая — 4 наземных вертикально-горизонтальных стальных резервуара объемом 2000 куб. метров каждый. Вторая — 8 наземных вертикально-горизонтальных стальных резервуаров объемом 1000 куб. метров каждый (1 миллион литров). За Аи-95 закреплено 2 резервуара, столько же за дизельным топливом. В остальные заливается Аи-92. Раз в год резервуары зачищаются от нефтешлака. Смешение топлива разных марок во время слива исключено — у дизеля и бензина разные трубопроводы, которые открываются одновременно двумя операторами, и причем «ручками». А размещены сливно-наливные устройства для приема нефтепродуктов на ж/д эстакаде по приему и отпуску нефтепродуктов, протяженность которой 53 метра.

После того как топливо слили, ему дают пару часов отстояться и забирают третью пробу. Причем на этот раз делают развернутый анализ.

Четвертая проба, она же четвертая ступень качества, забирается при отпуске топлива с нефтебазы. На заправке, которая может одновременно обслуживать до 8 бензовозов, топливо заливается в цистерны, откуда уже берется проба для очередного анализа. После этого бензовоз отправляется на расположенную рядом площадку калибровочного поста, где каждая секция бензовоза проверяется на полноту налива по планке и пломбируется.

Кстати попадание нефтешлака в цистерны бензовоза исключено. Во-первых, насосы, качающие топливо, расположены выше мертвого осадка (на 30 см выше от дна). А во-вторых, по всему трубопроводу установлены фильтры.

 

Ну и последняя — пятая ступень контроля качества проводится по прибытии бензовоза на АЗС — перед сливом топлива в резервуар вновь забирается проба продукта для проведения приемо-сдаточного анализа.

И еще примите к сведению, что в сутки реализуется в среднем 640 кубов Аи-92 — это более 19 миллионов литров в месяц! Успеть бы все проверить…

А что касается тех октанометров, то директор независимого центра экспертизы нефтепродуктов «Organic» Акмарал Калмуратова авторитетно заявила нам, что они весьма непрактичны ввиду того, что у них высокая погрешность в результатах. Плюс после каждого замера их необходимо калибровать. В любом случае, ни один переносной прибор не выдаст вам результатов точнее, чем это сделают в лабораторных условиях на специально предназначенном для того оборудовании. Именно поэтому компания запустила передвижные мобильные лаборатории (стоимость их оборудования равна парочке квартир в каком-нибудь элитном жилом комплексе) — сомневаешься в качестве топлива, вызывай, проверят при тебе.

И о зубках своих тоже заботится надо, вряд ли все хозяева АЗС – сплошь джентльмены, а протезирование нынче – услуга недешевая.

Оксана Черноножкина
фото автора и GC

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ